Образовательные статьи

Образовательные статьи

26 ноября 2020Запорожский Илья

Финансовый пузырь и его стадии

Причиной финансовых потрясений и крупных рыночных падений ещё со времён тюльпаномании XVII века, как правило, часто оказывается человеческая психология и жадность, формирующая биржевые пузыри. В контексте финансов термин «пузырь» отображает ситуацию, когда цена некоторого финансового актива или даже целого сектора, рынка или определённого класса активов значительно превышает его фундаментальную стоимость. Имеется ввиду разница между рыночной ценой актива и теми доходами, которые он может дать. Поскольку завышенные цены подпитывает не фундаментальная стоимость, а спекулятивный спрос, такая ситуация рано или поздно, но неизбежно завершается распродажами. В том числе возможны довольно резкие панические распродажи, входящие в историю рынков под именем «рыночных крахов» или «лопнувших пузырей».

Ущерб, наносимый лопнувшими пузырями, зависит от уровня вовлечённости и количества секторов экономики, которые с ними связаны. Например, пузырь на рынке ценных бумаг и недвижимости в Японии в 1989–1992 годах привел к затяжному периоду стагнации японской экономики - до такой степени, что 90-е годы называют японским «потерянным десятилетием». В США взорвавшийся пузырь доткомов (акций интернет-компаний, «.com») в 2000 году и крах ипотечного рынка в 2008 году привели к серьезной рецессии.

Характеристики пузыря
Есть несколько ключевых характеристик, выявленных историей, по которым можно распознать финансовый пузырь и приближающийся потенциальный биржевой крах:
1. Массовое игнорирование факта, что частные инвесторы и трейдеры на рынке занимаются преимущественно спекулятивными операциями, которые не подтверждаются обоснованными методами оценки. Проще говоря, покупка и удержание актива с целью получения краткосрочной высокой прибыли без соответствующего обоснования, оценки и ограничения рисков.
2. Антискептика - подавление недоверия большинством биржевиков, выливающееся в самоуспокоение и чрезмерный оптимизм.
3. Экстраординарные изменения в оценочных финансовых показателях и фундаментальных коэффициентах по сравнению с их историческими уровнями и оптимальными значениями.
4. Повышенное использование долга на постоянной основе многими неопытными участниками рынка (кредитного плеча/левериджа/маржинального кредитования/сторонних займов) для покупки активов.
5. Нерациональное обоснование рекомендаций к покупке с помощью всё более слабых аргументов. Некоторые, ставшие культовыми: «На этот раз на рынке всё по-другому», «ФРС не допустит падения цен/поддержит рынок», «цены на недвижимость всегда стабильно растут», «ипотечные облигации обладают безрисковым статусом, так как все платят по ипотеке» и прочие.

Стадии пузыря
123

1. Увлечение
Привлечение массового внимания на рынке зачастую связано с увлечением новой парадигмой, образом жизни, технологией (например, блокчейн и электромобили), а также исторически низкие процентные ставки и колоссальные денежные вливания.
Классическим примером массового привлечения внимания в истории является резкое снижение федеральной ставки США с 6,5% в июле 2000 г. до 1,2% в июне 2003 г. За этот трехлетний период процентная ставка по 30-летним ипотечным кредитам с фиксированной процентной доходностью снизилась на 2,5% из-за колоссального спроса, что дало первые семена на рынке недвижимости.

2. Ажиотаж/Хайп
Сначала цены растут медленно после первой стадии, но затем последовательно набирают скорость по мере того, как на рынок выходит все больше и больше участников, наращивая перекупленность. На этом этапе рассматриваемый актив или их группа привлекает широкое освещение в СМИ. Например, в середине 2017 года на волне ажиотажа вокруг роста биткоина до 20 000$ криптоэнтузиаст Джон МакАфи заявил, что если к началу 2020 года курс Bitcoin не поднимется до $500 000, то он отрежет и съест свой половой орган. Через некоторое время, на фоне мощного роста криптовалюты, он увеличил ставку до $1 млн. Примечательно, что уже через несколько месяцев началось затяжное падение стоимости Bitcoin, и цены до сих пор не вернулись к прежним значениям, по поводу чего МакАфи поступило много критических замечаний, а с его стороны оправданий. Страх упустить «уникальный момент» в жизни порождает новые спекуляции, вовлекая все большее число инвесторов и трейдеров в свои ряды.

3. Эйфория
На этом этапе предостережения развеяны, потому что цены стремительно растут и кажется, что это будет продолжаться ещё долго. На этой стадии оценки и прогнозируемые цены достигают экстремальных уровней, так как специально создаются и рекламируются новые оценочные меры и показатели, чтобы оправдать неумолимый рост. Создаются специальные инструменты упрощённого инвестирования, как, например, доли биткойна, чтобы создать возможность покупки для частников с небольшим капиталом. Также тиражируется теория «большего дурака» о том, что независимо от текущего роста цен, всегда будет рынок покупателей, готовых платить ещё больше – правдоподобно, но до определённых пределов.
На пике пузыря рынка недвижимости в Японии в 1989 году земля в Токио продавалась по цене 139 000 $ за квадратный фут, что более чем в 350 раз превышало стоимость собственности на Манхэттене. Точно так же в разгар интернет-пузыря в марте 2000 года совокупная стоимость всех технологических акций на NASDAQ была выше, чем ВВП большинства стран.

4. Фиксация прибыли
На этом этапе «умные деньги», крупные хедж-фонды, институциональные и опытные частные инвесторы с большим капиталом, учитывая предупреждающие знаки, начинают закрывать позиции и фиксировать прибыль против растущего рынка. Но расчёт точного времени взрыва пузыря может быть трудным, потому что, как выразился экономист Джон Мейнард Кейнс, «рынки могут оставаться иррациональными дольше, чем вы можете оставаться платежеспособными».
В августе 2007 года французский банк BNP Paribas приостановил изъятие средств с трех инвестиционных фондов, в значительной степени связанных с субстандартными ипотечными кредитами в США, поскольку он не мог оценить их реальные активы. Хотя это событие уже предварительно потрясло рынок, в следующие пару месяцев оно было словно отброшено во внимании, поскольку мировые фондовые рынки достигли новых высот. Оглядываясь назад, можно сказать, что у Paribas была правильная идея, и это относительно незначительное событие действительно было опережающим сигналом предстоящих времён турбулентности.

5. Панический взрыв
Необходимо сравнительно незначительное событие, чтобы «проколоть» пузырь, но как только он начнёт сдуваться, его уже нельзя надуть. В стадии паники цены на активы резко меняют курс и падают ещё быстрее, чем повышались.
Инвесторы и спекулянты, сталкиваясь с требованиями пополнения счёта для обеспечения и падением стоимости своих вложений, теперь хотят избавиться от своих убыточных активов любой ценой в ближайшее время. Поскольку предложение превышает спрос, цены ускоряют падение.

Один из самых ярких примеров глобальной паники на финансовых рынках произошел в октябре 2008 года, через несколько недель после того, как один из старейших банков Lehman Brothers объявил о банкротстве, а Fannie Mae, Freddie Mac и AIG были на грани краха. Индекс S&P 500 в том месяце упал почти на 17%, что стало его девятым худшим показателем за месяц. За тот единственный месяц мировые фондовые рынки потеряли ошеломляющие 9,3 триллиона $ - 22% своей совокупной рыночной капитализации.

В феврале 2020 года, в разгар зарождения пандемии COVID, рынок уже испытал мощный рост с декабря 2018 года, и ещё более впечатляющий с марта 2009, с уровней которого рынок вырос после финансового кризиса в условиях снижения процентных ставок. В 2018 году были намёки на курс на повышение ставок, на что рынок реагировал негативом, но не без участия Дональда Трампа ФРС США снова перешли к избыточному снижению процентных ставок и политике дешёвых денег, что вылилось в продолжение роста. Таким образом, в феврале 2020 в условиях коронавирусной паники и повсеместного введения карантина, ФРС США приняли внеплановое экстренное снижение ставки. Рынок в первые часы отреагировал позитивно, как и должно быть в теории, но факт паники регулятора и подготовке к «чёрным временам» пришёл на смену оптимизму, и рынок погрузился в самое мощное и резкое падение со времён 80-ых гг.
Каждый коллапс на фондовом рынке по-своему уникален и вызван уникальными причинами, но предшествующие кризисам финансовые пузыри предсказуемы и похожи, так как затрагивают неизменные слабости человеческого рода, а также доказывают классическую мысль о том, что «История учит тому, что ничему не учит.»

icon

347